Восхождение на Монблан

10 Sep 2021 5:28 PM
  • Блог

    Первое сентября началось не с букета цветов и наглаженной рубашки…

   Первое сентября началось ровно в 00.00, сигналом будильника в телефоне. Мне очень хотелось притвориться, что я сплю и понежиться в тепле. Но ни сна, ни тепла в палатке на высоте 3180 метров особенно не было. Попыталась плотнее скрутиться калачиком в своём спальнике, чтобы набраться остатков согретого дыханием воздуха, и одним долгим «зззз» расстегнула молнию - движение лучший способ согреться.

   «Танюша, пора», - говорю странному желтому мешку на соседней раскладушке.

   «Да, я слышала твой будильник», - приглушенно звучит в ответ. Тоже не спит.

   Сидя в спальнике, натягиваю слой за слоем одежду. Потом достаю в холод ноги и одеваюсь снизу. В палатке не выпрямиться в полный рост, всовываю ноги в холодные ботинки и выползаю на улицу. Холодно. Мороз. Застегиваю все застежки, молнии и шнурки, одеваю страховочную систему, дрожу, проверяю рюкзак, слушаю вздыхающую и копошащуюся в палатке Таню, вижу Вадика с термосом и горячим чаем. Три обжигающих глотка и жидкость разливаются по телу благодатным теплом.

     Небо раскинулось чёрным бархатом с бесконечными булавками звёзд. Большая Медведица огромным ковшом висит где-то там, над чёрной грядой гор, куда предстоит подниматься. Млечный Путь мерцает бледной розоватой лентой. Да, таких звёзд не увидеть в городах…

    Через полчаса выдвигаемся, предварительно проведя перекличку всем жизненно важным вещам для подъема.

     Внутри странное оцепенение чувств: я знаю, что будет сложно, сложнее, чем могу себе представить, но волнения нет. Просто иди и попробуй сделать.

Alt

    Три кружка света налобных фонариков начинают движение к каменной громаде неразличимой в кромешной тьме. По ее хребту уже ползут первые светящиеся муравьи. А на самой вершине подъема - огни приюта Гютте, которые кажутся звёздами в ночном небе. Так высоко…

    Нас отделяют от первой цели 600 вертикальных метров.

   Равномерное движение согревает. Сначала идем по небольшому снежному полю, с хрустом ломая намерзшие гребешки снега, потом - по камням.

    Минут через 15 подходим к кромке Гранд Кулуара. Вечно швыряющийся камнями, Кулуар Смерти, сейчас он относительно безопасен. Ночные морозы сковывают лёд и удерживают камни на месте. Вадик показывает тропку поперёк осыпи. Мы умолкаем и прислушиваемся. Тишина. Кулуар дремлет. Вадик быстро переходит на противоположный его берег.

    Я - следующая. Сердце стучит в горле. Мне страшно. Быстро семеню по тропинке, от волнения теряю ее в темноте и бегу ниже, ноги скользят по мелким камешкам. На четвереньках, под окрики мужа, возвращаюсь на полметра выше и наконец пересекаю ненавистный кулуар. Татьяна справляется ровно без заминки. А я, ещё несколько минут, пытаюсь выровнять дыхание и усмирить сердцебиение.

     Подъем в гору - камни, уступы. Это не ходьба. Это постоянное карабкание вверх. Медленно, очень медленно. Не видно куда, не видно откуда. Но все выше и выше. Фонарик освещает очередной каменный выступ, ищешь захваты для рук, упоры для ног - подтягиваясь и упираясь поднимаешься на один камень вверх. Освещаешь следующий - повтор.

     Понимаешь, что каска на голове не для красоты, а для того, чтоб уберечь твою упрямую башку от случайных ударов о выступы в темноте.

    Время изменяет привычный бег. Сколько мы ползём? Мышечная усталость даёт понять, что достаточно долго. Хочется, чтобы эти ненавистные камни остались пройденными. Но за очередным уступом открывается новый. Понимаю, что уже очень высоко. Резко заканчиваются силы (тут коварно подключается гипоксия), припадаю к камню и жалобно плачу, как ребёнок.

    Удивительно, но минута горячих слез приносит облегчение. Делать-то нечего, нужно выбраться с этого отвесного склона, куда-то в относительно безопасное место, там я отдохну, отдышусь, напьюсь чаю. Там далеко не конец, но я расслаблюсь на мгновение и найду в себе новые силы…

    «Ещё немного, мы совсем близко», - голос Вадима, - «ну, ну все хорошо». Я благодарна за эту теплоту и поддержку.

    Последние усилия и я выбираюсь к лестнице на площадку старого приюта Гютте. Все! Скальный участок пройден! Мы на высоте 3830.

Alt

Скальный участок маршрута от лагеря Тете Рус при свете дня

    Сразу слева снежный склон. Воздух ощутимо холоднее. Только сейчас замечаю это: холодно рукам в перчатках, стынет пот на спине. Согреваемся горячим чаем.

     На карабкание в гору ушло 3 часа. Но это только начало пути.

    Одеваем кошки, связываемся в связку, выходим на снежный склон. Сначала идти относительно несложно. Тело отдыхает от лазания по скалам, переключившись на другую работу - шагать. Да и тропинка пока без подъема, иногда под уклон. Впереди маленькие светящиеся вереницы других связок. По этим огонькам понимаю как высоко идти. Белые дюны слегка различимы под чёрным небом, под ногами взвизгивает снег.

   По правую руку оставляем сияющую бочку приюта Гютте. Чуть погодя начинается первый пологий подъем. Скорость продвижения приходится сбросить - сразу запирает дыхание. Подбираемся к высоте 4000. Вадим задаёт темп - 30 шагов, 10 секунд отдых. Идём. Дышим. Идём. Дышим. У мозга есть задачка, чтоб не метался как бешенный. Следующая цель - приют Валлот на высоте 4400. Там по плану завтрак и чай.

    Все ещё темно, до рассвета часа три. Но глазом едва угадываются очертания рельефа: снежные поля с разломами трещин, гигантские сераки, узенькая тропинка в снегу.

    В голове толчется две мысли: "холодно" и "когда мы подымемся на вот тот, последний пока видимый, изгиб снежного холма?" За ним спуск и седловина. Значит можно будет быстрей двигаться и согреться. Мороз крепчает. Обрывок песни в голове: «скоро рассвет, выхода нет…». Скорее бы рассвет. Солнце где ты? Очень холодно. Сильнее всего мерзнут ноги в ботинках. Не годятся эти ботинки.

    Скоро небо из чёрного становится цвета индиго. Ещё через время появляется оранжевое зарево где-то слева от нас. Мутноватый красный свет. Мы все ещё ползём в темпе 30/10. Как же холодно!

    Наконец вершина - Дом де Гютте. Высота  4300м. За ней спуск на большое снежное поле. Восход все ярче.

Alt

Закат на леднике де Бьонассе (фото 2020)

    У меня нет ни одного фото этого рассвета. Было жаль растратить тепло на остановку. И зрелище это не зафиксировать ничем: ни словами, ни камерой. Свет из лилово-красного, разгоравшийся в оранжево-желтый, заливал все окрестные гряды гор, скалистые, не укрытые снегом, уходившие вдаль зубцами и гребнями, терявшиеся в дымке. А внизу, с невероятной высоты различимая, лежала зелёная долина с изогнутой змеей реки. От наших ног, глубоко вниз, скатывался ледник. Гладкий белый и блестящий вверху, с глубокими поперечными разломами ниже по склону, и ужасающим темно-серым крошевом все ближе к долине.

    Хижина Валот замаячила впереди. До неё один крутой взлёт. Минут 40. Солнце встаёт - значит будет тепло.

    Валот - аварийный приют. Металлический ящик не подарит тепла, но даст возможность укрыться от ветра. Заползли туда все вместе, дрожа и улыбаясь. Вадим бросился кипятить воду для завтрака и чая. Я бросилась расшнуровывать кошки и ботинки - разогревать замёрзшие ступни. Растирание, согревающий бальзам, три пары носков из рюкзака, два шерстяных одеяла найденных в хижине, горячий чай и "паста с лососем" из сублиматов, заставили кровь разогнаться и добежать до кончиков пальцев.

    Аппетита нет совсем, еду глотаю с трудом. Хочется много пить. Вода в бутылках превратилась в лед. Для питья только чай, но его относительно немного.

   Немного взбодрившись едой и питьем, оставив в хижине лишние на подъеме вещи, опять выдвинулись вверх. Солнце начало дарить не только свет, но и тепло.

Alt

Маршрут на вершину после приюта Валот

    Впереди затяжные крутые взлеты трёх гребней. С рассветом стал виден путь и не сказать, что это облегчает задачу. Меняем палки на ледорубы. Подниматься круто вверх по снежным ступеням. Ледоруб - третья точка опоры на склоне, помогает удержать равновесие и не так нагружать ноги. Темп продвижения падает до 15/15. Но  я, иногда, всех торможу раньше. Чертовски не хватает воздуха. Легкие работают как мехи, сердце многократно ускорило темп, а мышцы все равно взвывают от недостатка кислорода.

Alt

     Вокруг фантастически красиво. Небо стало синим и высоким. Солнце - ярким. По крайней мере, уже  не холодно. Где-то в середине подъема на втором гребне кажется, что силы кончились. Все. Не могу. Следующий шаг мне не под силу. Торможу нашу связку. Опять душат рыдания. Всхлипываю, плачу, делаю шаг, опять плачу. Ощущаю горячие слезы на щеках. У ребят нет сил меня поддерживать - они молча ждут, когда эмоциональная буря пройдет. Я даже им благодарна, что они просто терпеливо молчат, пока я глотаю слезы. Странно, но после рыданий открывается новое (второе,третье?) дыхание.    

      Откуда-то в мыслях всплывает заповедь кодекса самураев: «у самурая нет цели, только путь». Ну почему, почему на высоте в голову лезет всякая банальщина? У самурая нет цели - шаг - только путь - шаг… Не смотреть вверх - шаг - только под ноги - шаг… Нет цели - только путь… Мысленно закатываю глаза от всей этой чепухи в голове. Но странно - она отвлекает от мучительных мыслей: «сколько еще до вершины?»

     Навстречу спускаются счастливчики. На узких тропках приходится разминаться, пропуская друг друга. Наверное вид у нас обреченный - слышим от них слова поддержки, осталось немного: «almost done». Знаю я ваше «almost».

    Наконец последний третий гребень. Сейчас еще немного и мы на месте! ЧТО? с этой третей вершины вдруг открывается непродолжительный спуск на седло, а затем еще один острый, крутой (неужели) предвершинный гребень. Ооо! Вздох разочарования. Опять все силы в кулак. Нет, не спешить. Все так же, медленно, размеренно, с остановками. Гребень очень крутой - склоны покрыты настом - блестит на солнце, слепя глаза. Не дай Бог, оступиться и уехать по нему вниз.

Mont Blanc 4808 summit

Предвершинный гребень

      Погода к нам снисходительна. Ветер слабый, солнце и небольшой мороз.

    И вот, вот - гребень добегает до своей пиковый точки расправляясь впереди куполом вершины. Все! Выше идти некуда. Монблан. Вершина. 4810 метров над уровнем моря.

     Мы еще шагаем вперед, к центру купола, ошарашено озираясь. Потом останавливаемся и обнимаемся. ДА! Мы взошли! Теперь плачу не только я.

     Первое чувство - облегчение. Потом приходит восторг. Просто сон какой-то. Не верится, что мы все-таки забрались сюда. Через боль, холод и страх.

Alt

    Памятные фото. Звонки близким. Отдых. Передышка. Немного чаю. Попытки осознать свое присутствие в этом месте. Долгих 11 часов физической работы, чтобы 30 минут постоять на самой высокой точке Альп? Эй! Люда! Оно того стоит? Я не знаю. Пока не знаю. У меня просто нет сил искать ответ на этот вопрос сейчас: «Я не буду думать об этом сегодня. Я подумаю об этом завтра».

       Сегодня отличная погода. С вершины, на легких парашютах, стартуют параглайдеры. Мои глаза округляются все больше. Это реально сумасшедшие люди! Как? Как можно сбегать вниз с вершины Монблана с легкой парусиновой тряпочкой за спиной? Зрелище невозможное. Но они улетают вниз, хлопая расправленным парашютом, парят над заснеженными склонами яркими птицами. Счастливчики! Нам-то придется вниз топать ногами.

Alt

    Расслабляться нельзя - предстоит длительный спуск. Вниз идти легче. Но не только физически легче, внутри все ликует - самое сложное позади. И тут главное не потерять бдительность. На спуске чаще всего случаются неприятности: ведь вместо угрюмой собранности приходит вот эта эйфория и расслабленность. Медленно ползем вниз, пропуская на взлете к вершине встречные связки. Вот склон, который я пару часов назад поливала горячими слезами. Не такой ты и страшный.

   Полдень. Солнце в зените. Понимаю, что лютый холод ночи сменился горячим солнцем. На вогнутой седловине становится невыносимо жарко. Солнечные лучи падают сверху, отражаются снизу - получаем эффект сковородки. Лицо и руки нужно обязательно намазать солнцезащитным кремом. И снять пару слоев одежды, чтобы не закипеть. При этом, все же, защитить себя от ветра.

    Шаг за шагом спускаемся вниз к приюту Валот. На склоне оживленно, хотя при подъеме казалось, что мы идем в самом хвосте. В приюте забираем свои вещи. Делимся с одним обессиленным восходителем водой, энергетическими батончиками и таблетками парацетамола. Он - отправляется спать в хижину, мы - продолжаем спуск.

        Дальше все как в «Алисе»: чем быстрее бежишь, тем больше остаешься на месте.

    С вершины Дом де Гютте просматривается оставшийся снежный участок маршрута. На склоне даже виден сам приют. Человечишки-муравьишечки бредут на этих просторах мини-фигурками, нарисованные одним тонким движением кисти. Кажется идти недалеко, вот же видно все, как на ладони, но пройденные шаги никак не меняют перспективу.

Alt

Вид на приют Гютте и маршрут со стороны Дом де Гютте

     При свете дня виды открываются потрясающие. То набегает облако и, играя тенями, создает иллюзию поземки на снегу. То снова ярко светит солнце в левую часть лица. Все, что ночью было скрыто в темноте теперь можно разглядывать с восхищением и страхом. Справа по склону простирается ледник. Его я заприметила еще на рассвете. Думаешь, что просто идешь по снегу. Но это не просто снег. Метры и метры утрамбованного плотного голубого льда, который под своим весом постоянно и неуклонно стремится вниз, в долину, чтобы на склонах начать рваться трещинами, а еще ниже, ломаться огромными кусками, а потом превращаться в озера, ручьи, реки.

     Мы все очень страдаем от нехватки жидкости. Чай закончился. Воды после дележки немного и она такая холодная, что пить ее сущее мучение. Наш стойкий оловянный солдатик, Танюша, очень устала. То и дело усаживается на снег отдыхать. Я тоже выдохлась. Болят пальцы ног. Мечтаю снять обувь и стараюсь не думать о скальном участке перед спуском в лагерь. Тянем по глотку мерзко-солоноватый лимонный изотоник. Какая гадость. Но пить хочется постоянно.

    Наконец, мы выходим из искривленного пространства на последнюю снежную тропу, ведущую к площадке хижины, где поздней ночью мы обували кошки и ввязывались в связку. По уже размокшему кашей снегу преодолеваем этот участок маршрута. О! Боги! Мы закончили снежную часть!

    Время около четырех. Мы сбрасываем рюкзаки, расшнуровываем кошки и ботинки, в одних носках шлепаем по платформе, стаскиваем лишнюю одежду, сидим на скамеечке и просто балдеем от ощущения облегчения во всем теле, от передышки, от радости преодоления.

    Если посмотреть вниз… Нет, лучше не смотреть. Та плоскость, на которой разбит наш лагерь, выглядит отсюда как при аэрофотосъемке. Лоскуток каменистой поверхности с красными куполами палаток. Очень хорошо, что ночью этого не было видно.

Alt

Приют Тете Рус и палаточный лагерь - вид с маршрута

    600 вертикальных метров вниз и можно отдыхать.

   Не спеша, страхуя друг друга, проверяя каждый шаг, начинаем спуск. Тело уже настолько измучено нагрузкой, что допустить ошибку проще простого. Не уверена в своих ногах, в своей координации и способности среагировать. Рюкзак смещает центр тяжести. Поэтому мы не сползаем, а почти стекаем вниз по камням. Медленно, очень медленно палатки вырастают. Почти через два часа спуска по камням подходим к кулуару.

    Он периодически шуршит мелкими камешками. Я так устала, что даже бояться нет сил. По очереди быстро его переходим. Еще небольшой каменистый участок вниз по направлению к лагерю и мы на снегу у самой его границы. Тут с нами случается приступ детского веселья. Снег раскис, ноги скользят, кошки одевать никто не собирается. Мы садимся на пятую точку и подгребая ногами и руками просто съезжаем вниз, как с горки, почти к самому палаточному лагерю.

Alt

Палаточный лагерь Тете Рус (фото 2020)

    Все! Дошли! Дом. Временное пристанище.

    Отдых! Это все о чем мечтает тело.

   Из запасов воды в лагере кипятим чай, открываем консервы и жуем их с хлебом, запивая горячим напитком. Можно, конечно, подняться еще немного и дойти до хижины Тете Рус - заказать там горячий чай, кофе, может быть какую-то еду. Но не сегодня. На сегодня больше не ступить и шагу.

   Быстро распихиваем по палаткам рюкзаки и снарягу. Одеваю все теплое и мягкое, две пары носков и шапку, застегиваюсь в спальник. Измученное тело посылает миллионы сигналов. Но блаженство расслабления уже качает на своих волнах.

  Вечерняя темнота только опускается на лагерь. Соседи грохочут ботинками по настилу, дергают замки палаток, переговариваются. Мне абсолютно все равно. Мне ничего не мешает. Не их смех и разговоры, не грохот камней по кулуару. Эту ночь я буду спать крепким сном.

     Отбой.

Alt

Восхождение по маршруту хижина Тете-Рус - Мноблан - хижина Тете-Рус.

Перепад высот 1620м

Время подъема - 11 часов

Время спуска - 7 часов.

Участники - Татьяна Алексеенкова, Вадим Соловьев и Людмила Соловьева.

Ребят! Нет слов рассказать как я благодарна вам за наш опыт и эмоции.

Монблан. Сентябрь, 2021.

Комментарии